30 мар. 2018 г.

Самойлов рассказал на суде кто входил в преступную группу ЗАО «РК»


Бывший фигурант «дела Гайзера» рассказал как скупал предприятия в Коми, как вступил в преступное сообщество и как вышел из него.

Позавчера, 28 марта, в Москве на суде по «делу Гайзера» допросили в качестве свидетеля экс-сенатора от коми Евгения Самойлова. Он рассказал, как складывалась его карьера в республике. Материалы суда публикует портал БНК.

В Замоскворецком районном суде Москвы на очередном заседании по «делу Гайзера» допросили в качестве свидетеля бывшего сенатора от Коми, бизнесмена Евгения Самойлова. Свидетель рассказал, как он оказался в республике, при каких обстоятельствах вошел в организованное преступное сообщество и как из него вышел.

По словам Самойлова, в Коми он приехал в 2007 году, будучи заместителем руководителя координационного совета «Единой России» по СЗФО. Ему было поручено урегулировать сложную политическую ситуацию, связанную с избранием секретаря политического совета регионального отделения партии. Поскольку внутреннюю политику в республике в то время курировал Алексей Чернов, Самойлов должен был контактировать именно с ним. В декабре 2007-го от высшего совета партии будущему сенатору поступило предложение стать депутатом Госдумы от «Единой России» в Коми. Чернов сказал Самойлову, что обсуждать условия избрания ему придется с самим главой республики Владимиром Торлоповым.

Встреча действительно произошла, и стороны обо всем договорились. В декабре 2007 года Самойлов благополучно вступил в ряды депутатов Госдумы V созыва по списку «Единой России» по округу в Коми.

В разговорах с первыми лицами региона новоиспеченный народный избранник не скрывал, что республика его интересует прежде всего как своеобразная площадка для реализации его бизнес-проектов. Возможность ведения предпринимательской деятельности в Коми Самойлов обсуждал с Павлом Ордой, тогдашним замом Торлопова. Однако как считает свидетель, Орда видел в нем скорее конкурента, и предложенные проекты не были реализованы. Самойлов пожаловался Чернову, и тот обещал принять меры. Когда же ничего не изменилось, депутат потерял терпение и настоял на том, чтобы замглавы поговорил с ним начистоту.

- «Жень, ты же понимаешь, у нас не просто так. У нас здесь существует ЗАО «Республика Коми»: Зарубин, я, Торлопов и Орда». И он назвал примерные правила участия. Насколько я помню, 25% от бизнеса, зарегистрированного в Коми, за участие и возможность работать. Ну, и 50-51% - если эти товарищи участвуют как-то деятельно, материальными или нематериальными активами. Этот разговор я воспринял, но он оказался на тот момент невостребованным, - передал свидетель слова Чернова.

В 2009 году у Орды возник конфликт с руководством одной из силовых структур, и он был вынужден уехать из Коми. Тогда Самойлов получил возможность реализовать свой первый бизнес-проект в Коми - он приобрел «Сыктывкаравтотранс». В этом депутату помог Торлопов, зять которого, Евгений Голубчиков, работал в компании. Позже Самойлов прибрал к рукам и Княжпогостский завод ДВП.

А к 2010 году приезжий бизнесмен основал «Инвестиционную компанию «Таврический», аффилированную с одноименным банком. Компания поставляла уголь для нужд министерства обороны.

- Я подошел к своему главному проекту в Коми - покупке у Сбербанка активов Сыктывкарского лесопильно-деревообрабатывающего комбината. Это три завода, набор техники. Я купил залоговые права, хотя на них были другие претенденты, в том числе Константин Ромаданов. У меня были связи с руководством Сбербанка получше, чем у всех остальных, и была финансовая возможность оплатить 700 миллионов рублей. Мне в кабинете главы Коми Вячеслава Гайзера в присутствии Чернова было сказано: «Этот проект пойдет по правилам, которые ты знаешь. Нам полагается доля не меньше половины. Ты этот объект забираешь, (опускалось, что я его купил), но наших там 50%». Даже более, как оказалось. Более подробные условия не оговаривались. Этот момент я считаю моментом своего вступления в преступное сообщество, потому что согласился фактически работать по этим правилам, - признался Самойлов.

Примерно в это же время будущему сенатору продали за 550 миллионов рублей ООО «Коми дорожную компанию». При этом Сенатору поставили условие: осуществлять выплаты в адрес трех структур, которым компания «Газпром» выделяла деньги на ремонт дорог.

- Эти деньги предполагалось завести через Дорожное агентство Республики Коми на компанию «Стройгазконсалтинг» («СГК»), которая тут же передавала этот контракт моей компании «Дивный град». Сначала предполагалось отчислять 30%. После того как я сказал, что такое бремя никто не потянет, размер отчисления уменьшили до 25%, - рассказал свидетель.

В итоге 770 миллионов рублей было якобы перечислено по указанию Ромаданова и Эльмана Худазарова в адрес трех интересантов: самого директора СГК, одной из структур Газпрома и «республику» (в реквизитах было указано «Ромаданов»)

- Вам известно, кто входит в так называемое ЗАО «РК»? - задал вопрос гособвинитель.

- Зарубин, Чернов, Гайзер, Ромаданов, Кудинов, Ковзель, - перечислил Самойлов

В 2012 году Самойлов при поддержке банка «Таврический» приобрел шахту «Интауголь». По его словам, шахтой в республике занимались многие, поскольку она начиная с 2007 года была проблемным объектом. Свидетель подчеркнул, что в случае покупки ему обещали всячески помогать. Но несмотря на это, проблемы начались уже в 2013-м.

- Амплитуда проблем такая: в случае простоя шахты убытки были около сотни миллионов рублей в месяц. На это стали наслаиваться проблемы по расчетам за поставленный уголь со стороны минобороны. На этой почве стали зреть конфликты. Условием нахождения в ОПС было неукоснительное соблюдение всех правил и осуществление платежей точно и в срок. Я стал задерживать выплаты Газпрому, возникали сбои с финансированием шахты. Все это вылилось в конфликтную плоскость. Гайзер сильно возмущался. Я в ответ предъявлял претензии: «Где же ваша помощь? Только на 200 миллионов рублей уголь был взят у меня по линии ЖКХ и не оплачен», - вспоминает свидетель.

В октябре или ноябре 2013 года у Самойлова состоялся разговор с Гайзером в присутствии Чернова и Ромаданова.

- Мне было жестко сказано: «Мы тебя больше членом своей команды не считаем. Будем дофинансировать какие-то вещи, поскольку это моногород. Но, пожалуйста, по СЛДК переоформи все акции на нас. Мы вводим внешнее управление в лице трех финансовых директоров: Селиванов, Грицута и Соболев». Произошел некий конфликт, который является точкой моего выхода из этой неформальной структуры. Я был вынужден соглашаться. Переоформил эти акции. Фактически отдал контроль по «Коми дорожной компании». Одномоментно Ромадановым как профильным вице-губернатором в декабре 2013 года было сделано так, чтобы «Коми дорожная компания» не получила ни одного контракта. Все контракты получила подконтрольная ему компания, - продолжает свидетель.

Самойлову в порядке ультиматума предложили рассчитываться активами. «Коми дорожную компанию» оценили в 370 миллионов рублей. Самойлов с этой оценкой был не согласен, но выхода у него, по его словам, не было. Компанию переписали на четыре юридических лица, часть из которых была подконтрольна Ромаданову, часть - Фонду поддержки инвестиционного развития Республики Коми. Таким образом долги шахты удалось погасить.

В 2014 году Самойлов начал понимать, что как политику ему в Коми дальше не работать. Он передал Гайзеру свое заявление с открытой датой о сложении полномочий сенатора от Коми. В это время на шахте «Интауголь» начались, по выражению свидетеля, социальные возмущения. Он считает, их инициировал Чернов, а масла в огонь подлил бывший мэр Инты Павел Смирнов. К августу 2014 года Самойлов принял решение передать «Интауголь» Фонду поддержки инвестиционных проектов.

- Я хотел бы оставить себе лесной комплекс. На это Чернов сказал, что тогда их доли надо выкупить. Мы стали торговаться. Начинали с 500 миллионов рублей, а сторговались на 200 миллионах. Я был должен выкупить специально созданную компанию «Бизнес-лайн», на которую заводились лесфонд и основные контракты. Были подписаны соответствующие договоры о выплате денег с рассрочкой на три года. Эти договоры исполнялись вплоть до задержания нас в сентябре 2015 года. Потом я узнал, что в октябре 2015 года формальный собственник этой компании пришел к моему директору СЛДК и отдал все акции, не получив дальнейшего вознаграждения. Вот так я рассчитался за лесной бизнес, выйдя из сообщества, - подытожил свидетель.

В 2014 году Самойлов написал несколько расписок о том, что он получил от помощника Ромаданова Алексея Соколова в общей сложности 136 миллионов рублей, хотя в действительности деньги ему не передавались.

- Мне было сказано: «Хочешь урегулировать эти вопросы? Вот у тебя есть гостиница «Авалон». Работать тебе не дадут, прибыли от нее никакой не будет». Мы ее оформили двумя сделками мены расписок на 25% долей и через куплю-продажу векселей. Я считаю, что дал таким образом взятку за дальнейшее беспроблемное функционирование своего бизнеса в Коми, - делится размышлениями Самойлов.

Фото с сайта: bnkomi.ru

pg11.ru

Поделитесь новостью:

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Одноклассники В Контакте Twitter Facebook Google Plus Instagram Telegram