3 апр. 2018 г.

По "делу Гайзера" допросили экс-министра промышленности Коми


В Замоскворецком суде по "делу Гайзера" был допрошен бывший министр промышленности Коми Константин Мальцев.

После небольшого перерыва в Замоскворецком суде по "делу Гайзера" допросили бывшего министра промышленности Коми Константина Мальцева. До него, напомним, в процессе был допрошен зампред правительства региона, министр инвестиций, промышленности и транспорта Коми Николай Герасимов. Трансляцию провели журналисты ИА REGNUM.

Констатин Мальцев стал министром промышленности Коми в 2009 году, после ухода Н.Герасимова, затем в 2010 году был переназначен на эту должность В.Гайзером. Проработал на ней менее года, уйдя по собственному желанию.

2 апреля в суде Мальцев показал: со всеми фигурантами дела он знаком, только Павла Марущака практически не знает, как и нескольких подсудимых под домашним арестом.

Свидетель рассказал о своей работе в Фонде инвестпроектов региона. "Чтобы возглавить Фонд мне поступило предложение в кабинете Орды, там присутствовал Гайзер и Ромаданов. Возглавлял республику тогда Торлопов", — начал давать показания он.

Игорь Кудинов был поначалу заместителем Мальцева в Фонде. Свидетель подтвердил слова Н.Герасимова про цели и смысл создания Фонда инвестпроектов. Подтвердил и то, что идея возникла на одном из инвестиционных форумов в Коми.

Средства в Фонд привлекались в виде кредитов от банков на возвратной основе, указал Мальцев.

Фонд инвестпроектов вкладывал средства в ряд предприятий, в том числе "Сыктывкаравтотранс" и Зеленецкий свиноводческий комплекс. Последний находился, по его словам, в очень плохом состоянии. В течение трех месяцев производились попытки повысить его рентабельность, однако в итоге решили объединить с "Птицефабрикой Зеленецкой".

"Любое отчуждение имущества — это были полномочия совета директоров. Я сам мог принимать решения только по операциям менее 30 млн рублей", — сказал Мальцев.

Игорь Кудинов курировал вопросы, связанные с регистрацией имущества. "Тогда мы принимали много и в сжатые сроки. Это требовало оперативного решения", — указал Мальцев.

"Вам знаком СЛВЗ, ликеро-водочный завод?", — спросил прокурор.

"Знаком как потребителю", — разрядил обстановку свидетель.

"Когда мне Кудинова предложили в качестве заместителя, я поинтересовался о нем — он работал в банковской сфере, занимался инвестициями".

Мальцев узнал со своей должности в Фонде в результате того, что ему "предложили более статусную работу" — министром промышленности РК.

"В обсуждениях мне предлагали сначала, затем официально".

После того, как СЛВЗ перешел в Фонд, директором завода стал Александр Сердитов по инициативе Гайзера. Предыдущий директор ушел по собственному желанию, при этом Мальцев подчеркнул, что он был очень эффективным менеджером, который смог поднять предприятие "на ноги".

"Первые полтора года Фонда — это были задачи по организации его работы. Просто чтобы принять такого рода имущество, зарегистрировать его, наладить работу, требовался серьезный труд. Приходили предприятия совершенно разного состояния. Кто-то был успешен и не требовал коренного вмешательства, а кто-то был в упадочном состоянии и требовались меры по стабилизации ситуации. Первые два года и были этому посвящены", — заявил Мальцев.

Все активы, которые попали в орбиту Фонда, акционировались — это была всеобщая практика.

"Их переводили в форму ОАО с 100% владением государства", — указал свидетель.

"Он был назван Фондом, а по своему юридическому статусу им не являлся. Это коллизия названия. На деле это холдинговая компания, которая решала несколько задач", — поясняет Мальцев.

Он подчеркнул, что Фонд был коммерческим предприятием, нацеленным на извлечение прибыли.

С Зарубиным Мальцев встречался лишь один раз. В 2004 году с ним был определенный конфликт.

Защитник Гиголян спросил, улучшилось ли состояние предприятий, попавших в Фонд.

"Это совершенно объективно. Свинокомплекс на Зеленецкой по прошествии 4−5 лет общался с гендиректором, были хорошие отношения — это небо и земля", — ответил Мальцев.

Члены совета директоров, помимо Мальцева, были делегированы органами власти.

"Они назначались по принципу отраслевому", — отметил свидетель.

Процедура принятия решений полностью отвечала требованиям законодательства, указал он.

"У нас не было инцидентов, чтобы кто-то оспаривал какое-то решение, пока я работал", — добавил свидетель.

Фактов давления на членов совета директоров Мальцеву не известно. На него самого давления не оказывалось, отметил он.

"Чернов формально не вмешивался при моей работе в деятельности Фонда. А что было за рамками — не знаю. Я не могу назвать такого момента, когда было бы публичное вмешательство", — указал Мальцев. Случаи непрямого вмешательства также Мальцеву неизвестны.

Несмотря на формально-юридические нюансы с переводом предприятий на баланс Фонда, реального отчуждения контроля государства над предприятиями по факту не было.

"Если бы вы не столкнулись с Зарубиным, кажется ли вам, что ваша карьера сложилась бы более успешно?" - спросил фигурант дела Чернов.

"Я так ситуацию не оцениваю", - ответил свидетель.

Неформально курировал Фонд инвестпроектов по дорожному направлению Ромаданов, Гайзер — по сельскохозяйственному, а Орда — по санаторно-курортному.

Как Ольшевский стал главой администрации Коми Мальцев не знает. В свою очередь, про Самойлова Мальцев знает лишь о его бизнес-интересах в республике. Отвечая на вопрос про роль Марущака, Мальцев отметил, что никакого давления по линии публикации информации в СМИ не испытывал.

Следующее заседание по делу состоится 4 апреля.

Фото с сайта: ru-an.info

komiinform.ru

Поделитесь новостью:

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Одноклассники В Контакте Twitter Facebook Google Plus Instagram Telegram