23 окт. 2018 г.

В суде по делу Гайзера допросили Шабаршину и мэра Сыктывкара Козлова


По словам Михайлова в 2011 году в столице Коми за «Единую Россию» никто не голосовал.

В Замоскворецком суде Москвы 17 октября в процессе по уголовному делу в отношении бывшего руководства Коми допросили свидетелей защиты — бывшего председателя республиканского Избиркома Елену Шабаршину и мэра Сыктывкара Валерия Козлова. Оба свидетеля не вспомнили ничего противозаконного в работе обвиняемых.

Валерий Козлов рассказал, что с 2008 по 2015 год работал сначала заместителем руководителя администрации Сыктывкара, а затем возглавил ее. Во время работы на этих постах, по его словам, он никогда не подчинялся начальнику управления информации администрации главы Коми Павлу Марущаку и не боялся его. Козлов также был членом и занимал руководящие должности в партии «Справедливая Россия». Затем он перешел в «Единую Россию», где был членом политсовета и секретарем сыктывкарского отделения. Фактов того, что региональные отделения партии подчинялись Марущаку, он не знает.

Свидетель рассказал, что был депутатом Совета Сыктывкара и учредителем газеты «Зырянская жизнь». Козлов финансировал издание. Оно закрылось в 2006 году, его электронная версия проработала еще год. Марущак, по словам Козлова, никак в закрытии газеты не участвовал.

Марущак поинтересовался у Козлова, согласовывал ли тот гей-парад в Сыктывкаре. Мэр ответил, что это «неверно представленная информация».

— Мы не согласовывали гей-парад, мы отказали в проведении гей-парада в соответствии с законом. И в своем отказе проинформировали, что есть площадки, так называемые гайд-парки. Однако в дальнейшем в связи с тем, что одна из заявителей была несовершеннолетняя,  никакой возможности проведения не существовало, — рассказал свидетель.

После этого Марущак перечислил несколько чиновников администрации и спросил, подчинялись ли они ему. Козлов сказал, что ему об этом ничего не известно, никто из муниципальных депутатов ему о таком не говорил.

Обвиняемые расспросили свидетеля о его участии в выборах. Козлов подтвердил, что участвовал в работе республиканского избирательного штаба. По его словам, это были совещания по организации выборного процесса, по результатам которых давались поручения, а руководил штабом на тот момент заместитель главы Коми Алексей Чернов.

После этого Марущак и Чернов спросили, помнит ли Козлов встречу c депутатом Совета Сыктывкара от КПРФ Ильей Богдановым, на которой, по показаниям самого Богданова, коммунистам выдвигали условия для участия в выборах.

Свидетель ответил, что не может вспомнить такого, но заметил, что участвовал в регулярных встречах с представителями партии, и не помнит, чтобы на них выдвигались какие-то требования.

Чернов спросил у свидетеля, знаком ли он с депутатом Госсовета Коми от КПРФ Олегом Михайловым.

— Я этого джентльмена только по телевизору увидел, находясь в Лефортово, когда он рассказывал о злодеяниях возглавляемого мной преступного сообщества. До моего ареста Олег Михайлов какую-либо значительную роль в политической жизни Сыктывкара или Коми играл? — спросил Чернов.

Козлов коротко ответил, что на уровне партийной деятельности, наверное, играл, но не более. После этого обвиняемый попросил свидетеля вспомнить дополнительные выборы в Госсовет Коми, в которых участвовал Михайлов, но победила соцработник Светлана Литвина. Козлов рассказал, что коммунист был не очень известен в Эжвинском районе Сыктывкара, который, по его словам, отличается высоким уровнем жизни, и шансов у него практически не было.

Обвиняемых интересовала ситуация с голосованием депутатов за перевод земли ботанического сада в Сыктывкаре под застройку, но свидетель ответил, что никогда не занимался земельными отношениями и не был депутатом совета в тот момент. Козлов по просьбе Марущака вспомнил, что неоднократно бывал у обвиняемого в кабинете.

На заседании по видеосвязи с Сыктывкарским городским судом допросили бывшего председателя Избирательной комиссии Коми Елену Шабаршину. Свидетель сразу спросила у судьи, могут ли на ее допросе присутствовать слушатели, так как в коридоре сыктывкарского суда начала заседания ожидают два человека.

— Хоть двадцать два, у нас открытое судебное заседание, — ответила судья.

Слушателями оказались экс-руководитель «Экологов Коми» Нина Ананина и адвокат Шабаршиной по ее уголовному делу.

Свидетель рассказала, что работала председателем избиркома, и отдельные члены комиссии, такие, как Марущак, не могли принимать решения единолично — только коллегиально. Всего в комиссию входили 12 членов с правом решающего голоса. Для того чтобы принять решение, было достаточно большинства. Но, например, избирать председателя комиссии или устанавливать итоги голосования могли две трети присутствующих на заседании.

Марущак, по словам Шабаршиной, был членом комиссии с 2011 по 2015 годы, но активным его назвать было нельзя. Чиновник прогуливал заседания, и Шабаршиной даже приходилось жаловаться на него его руководству. Марущак сам никогда не поднимал никаких вопросов и не курировал выборы на какой-либо территории.

Шабаршина рассказала, что ей ничего не известно о том, что Марущак мог фальсифицировать выборы, и она не знает случаев, когда списки партий на выборах не регистрировали. Отказы в регистрации отдельным кандидатам были, но на законных основаниях, уточнила Шабаршина.

Чернов предложил свидетелю вспомнить, сколько избирателей в Сыктывкаре было в 2011 и 2012 году. Шабаршина назвала примерную цифру — 140–150 тыс. человек. Обвиняемый спросил, сколько от этого числа будет 50% и какое количество процентов получит партия, если наберет половину от получившегося числа.

— У меня плохо с математикой, — ответила бывший председатель избиркома.

Чернов объяснил, что ссылается на слова Михайлова, который говорил, что в 2011 году за «Единую Россию» вбросили 30 тыс. голосов, и тогда, по расчетам Чернова, получается, что без этого вброса за партию ни проголосовал никто, так как она набрала именно 30 тыс. голосов.

— Не могу комментировать, могло ли вброситься или не вброситься. Давайте говорить правовыми категориями. В избирательную комиссию не было сообщений, в том числе и от органов, о зафиксированных фактах вбросов куда-либо, — сказала Шабаршина.

Коммунисты, по ее словам, подавали жалобы на фальсификации по двум участкам. Избирком направил их в прокуратуру, а Шабаршина — в Следственный комитет, который в итоге не установил нарушений. Также коммунисты оспаривали результаты выборов в суде на восьми участках — это 24 тыс. избирателей — но проиграли.

Чернов уточнил, обращался ли он к ней с просьбами снять того или иного члена территориальной или участковой избирательной комиссии.

— Алексей Леонидович, вы в мою деятельность не вмешивались, — ответила свидетель.

Обвиняемый спросил у Шабаршиной о проекте «Единой России» под названием «Присоединяйся». Свидетель вспомнила, что в избирком поступало обращение о том, что проект связан с «Единой Россией», и в его названии используется корень слова «един», который ассоциируется с партией. Юристы избиркома решили, что проект вел общественный фонд партии, который был отдельным юридическим лицом, и поэтому к партии не имел отношения, а материалы были не агитационными, а скорее рекламными.

Вопросы к свидетелю были и у гособвинения. Прокурор спросил, почему Шабаршина перестала работать руководителем администрации главы Коми. Шабаршина отказалась отвечать.

Гособвинитель спросил, по какому факту возбуждено уголовное дело в отношении нее и связано ли оно с получением взяток от фигурантов дела [Шабаршина обвиняется по части 6 статьи 290 Уголовного кодекса («Получение взятки должностным лицом в особо крупном размере»). По данным следствия, с ноября 2006 года по август 2015 года она получила от заместителя главы Коми Алексея Чернова 6 млн 680 тыс. руб].

— Возбуждено, но не имеет отношения к вашему уголовному делу, — ответила Шабаршина.

Организованное преступное сообщество, которое, по данным следствия, состояло из членов правительства и Госсовета Коми, действовало с декабря 2005 года по сентябрь 2015 года. Следствие считает, что это была группа, которую создал предприниматель Александр Зарубин для получения имущества, принадлежащего республике. Члены группы получали взятки и похитили 100% акций птицефабрики «Зеленецкая». Ущерб от этого оценили в 3 млрд 346 млн 500 тыс. руб.

За время следствия и рассмотрения дела в суде два фигуранта дела Гайзера погибли. В 2016 году в СИЗО умер директор компании «Метлизинг» и фигурант дела Антон Фаерштейн. Основной версией следствия было самоубийство. В мае 2018 года в аварию попал Алексей Соколов, который был генеральным директором компании «Комплексное управление проектами» (КУПРО) и доверенным лицом бывшего зампредседателя правительства Коми Константина Ромаданова.

Фото с сайта: bnkomi.ru

7x7-journal.ru

Поделитесь новостью:

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Одноклассники В Контакте Twitter Facebook Google Plus Instagram Telegram